Рождественские повести — мой опыт

Рождественские повести Диккенса

Чем ближе Новый год, тем больше хочется окружить себя духом предстоящих праздников. Но если поставить елку, закупиться мандаринами и включить «Гарри Поттера» (или «Иронию судьбы» — кому как больше нравится) не составляет особого труда, то найти подходящую случаю книгу было нелегко. Пролистав в Интернете списки с рождественской литературой, и отбросив дамские романы, а также рассказы для детей (а это около 90% предложенного материала), я остановила свой выбор на Чарльзе Диккенсе. Благо, ранее до этих повестей руки не доходили, и теперь я могла с наслаждением в них окунуться.

Сборник включает в себя 5 небольших рассказов, так или иначе посвящённых теме Рождества или волшебным рождественским переменам, но я обману вас, если скажу, что это истории для легкого чтива на отдыхе. Изначальная задумка автора заключалась вовсе не в том, чтобы просто порадовать читателя – скорее направить его и заставить задуматься в канун Нового года о своих грехах, тайных страстях, неподобающем поведении и эгоизме. И напомнить, что любые изменения начинаются с нас самих и затягивать с ними не стоит.

  1. Рождественская песнь в прозе

Так или иначе, но каждый из нас знаком с содержанием этой повести и ее главным героем, ведь образ мистера Скруджа уже стал нарицательным. Скряга и жадина, считающий каждую копейку, одинокий и озлобленный на весь мир – таким был Эбенезер, пока не встретил трех духов, которые явились к нему в дом и наглядно показали, как Скрудж докатился до такой жизни и к чему это может привести, если не спохватиться прямо сейчас и не начать писать себе новое будущее.

Есть замечательная экранизация 2009 года с Джимом Керри в главной роли, которая один в один соответствует книжному оригиналу. Если хочется скоротать вечерок под теплым пледом, наслаждаясь качественным переложением классики, обратите внимание на этот фильм.

  1. Колокола

Чудеса продолжаются, и на этот раз они происходят с бедным стариком по имени Трухти, который служит посыльным, растит дочь Мег и только в ней находит утешение и отраду. Мег со своим другом Ричардом задумали пожениться на следующий день после Нового года, о чем с радостью сообщили Трухти. Это могла бы стать радостная сцена, если бы в нее не вмешались достопочтенные джентльмены, решившие, что их мнение стоит особого внимания и имеет большое значение, а значит должно незамедлительно быть высказано. А заключалось это мнение в том, что беднякам лучше совсем не вступать в брак, не плодить будущих преступников, ведь все равно их ожидает одна дорога, а тюрьмы и без того переполнены. Семья обязательно разорится, муж непременно станет пить и бить жену, которая захочет свести счеты с жизнью, чего делать нельзя — самоубийства в скором времени упразднят. Так что проку от таких союзов для общества ноль, а ведь мы только о его благе и печемся. Конечно, сейчас уже не то время, «доброе старое время, славное старое время»…

Наслушавшись этих размышлений, Трухти впадает в забытье, ему мерещатся эльфы среди колоколов и таинственные образы, рисующие возможные картины будущего его несчастной дочери. Она так и не вышла замуж, либо вышла, но муж умер, оставив ее побираться одну с ребенком на руках, либо ей приходится работать денно и нощно на кусок хлеба, чтобы иметь силы работать и завтра. Но сказка не была бы сказкой, если бы в один момент чары не спали и Трухти не обнаружил, что все ему только привиделось, а Мег с Ричардом любят друг друга так же крепко и играют свадьбу 1 января. Несмотря на возможные преграды и взгляды окружающих по этому вопросу. Хэппи энд.

  1. Сверчок за очагом

Начало повести просто наивкуснейшее! В прямом смысле. Несколько страниц мы читаем о том, как закипает чайник и о его нешуточном соревновании со сверчком, живущем в доме за печкой. Тут я буквально стоя аплодировала Диккенсу, настолько мастерски он это воплотил, так искусно описал первую сцену. Браво!

Далее нас знакомят с жителями дома — Джоном и Мэри, а также их ребенком и его малолетней неуклюжей сиделкой. Между членами семьи царит гармония, тепло и взаимная любовь. Но все меняется в один момент, когда Джон приводит в дом путника — глухого старца с седой бородой. Этому старцу предстоит навести шороху и поднять такой переполох в семье, что история чуть было не закончилась бедой, но так как это сказка, все, разумеется, обошлось. В финале свадьба с плясками, пирогом и детскими игрушками, а также полным перевоплощением отрицательного героя в милого и пушистого, буквально за несколько часов осознавшего ошибки всей своей жизни. Будь это мюзикл, из кустов обязательно появился бы рояль и девочки-чирлидерши с помпонами сделали бы «башенку», встав на плечи друг другу под последние аккорды.

Ваниль непередаваемая. Слишком сладко и далеко от реальности, что обычно автору не присуще, но здесь можно сделать исключение и сослаться на жанр повествования. Должно же быть произведение, где конец для всех одинаково прекрасен. Для разнообразия.

  1. Битва жизни

Достаточно пафосное название для столь небольшого произведения, в котором опущена часть про войну, зато миру, и любви в частности, уделено почти все внимание автора. Речь идет о двух сестрах, Марион и Грейс, их взаимных нежных чувствах, заботе, а также о крайнем самопожертвовании. Марион влюблена в ученика своего отца Альфреда, который на три года уезжает от нее продолжать обучение за границей. Через три года, в день его возвращения, за несколько минут до столь долгожданной встречи, Марион внезапно исчезает. Никто не знает, куда она подевалась и что с ней стало, эта тайна будет разгадана лишь спустя шесть лет, когда Грейс и Альфред найдут утешение друг в друге, поженятся и заведут ребенка, назвав его именем пропавшей.

Произведение, которое вызывает довольно противоречивые эмоции. Невольно задаешься вопросом, как бы ты поступил на месте главных героев — и боюсь, характерный для современного человека эгоизм взял бы над нами верх. Тем не менее, в конце вновь все счастливы, что наталкивает на мысль, будто Диккенс, держа в голове убеждение в том, что рождественские истории должны заканчиваться радостно, лихорадочно на последних страницах мирит и женит всех героев, попавшихся под руку, дабы читатель не был разочарован. Что лично на меня действует ровно противоположным образом.

  1. Одержимый, или Сделка с призраком

Жизнь главного героя, ученого Редлоу, сложилась не так гладко, как того хотелось бы. Непрощенные обиды, затаенная злость, печали — все это накопилось в достаточном количестве для того, чтобы в один вечер рядом с Редлоу возник призрак — его двойник, предложивший волшебное средство против всего вышеперечисленного, а именно забвение. Забыть все плохое, все что тревожит и бередит сердце, все горести прошлого. Немного поразмыслив, герой решает, что предложение не самое плохое и принимает его. Призрак наделяет Редлоу волшебным даром и сообщает, что он будет передаваться каждому, кто окружает ученого. Вы уже догадались, что из этой затеи ничего путного не вышло. Ушли сожаления, но на их месте поселилась злость и агрессия к миру. Без воспоминаний о своих ошибках нет понимания ценности полученного опыта, а предав обиды забвению, мы лишаемся возможности прощения обидчиков. Но, как и в любой сказке, добрая фея (в данном случае обычная женщина) всех спасает своей лаской и любовью. Герои собираются вместе и встречают Рождество в комнате, где висит картина с надписью, красной нитью прошедшей через всю повесть, которая гласит: «Боже, сохрани мне память».

***

На этом сборник рождественских историй Диккенса заканчивается. Они были написаны после того, как в 1843 году учёный-экономист Саутвуд Смит обратился к писателю с просьбой выступить в печати за проведение закона об ограничении рабочего дня на фабриках и заводах. Но вместо небольшой статьи в газете Диккенс пять лет подряд (исключая один год) к Рождеству выпускал вот эти повести, призванные воззвать к совести богачей и примирить людей разных классов и сословий между собой. Удалось ли это ему? Многие скажут, что автор был наивен, полагая, что художественные произведения способны оказывать столь глубокое влияние на жизнь простого населения. Холодные и черствые люди вряд ли вступят на дорогу перемен сразу после прочтения, но те, в ком еще бьется человеческое сердце, могут почувствовать себя причастными к проблемам других и в кои-то веки не остаться равнодушными. Хотя бы в канун Нового года и Рождества, когда волшебство становится явью.

podelis-s-druzjami

⬅ порадуй автора, оцени пост
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *